Российский производитель
защитных покрытий

Уралпротект — финалист рейтинга работодателей России — 2023

Для просмотра поверните устройство в вертикальное положение
5 февраля 2024
Наша компания стала финалистом рейтинга Работодателей России 2023 г. Рейтинг составлялся на основе ранжирования компаний в соответствии с конечным баллом, полученным организацией. Общий индекс на предмет уровня удовлетворенности соискателей, уровня лояльности сотрудников и развития НR-процессов в компании составил 99,3%.

Результаты рейтинга размещены в спецвыпуске РБК + "Рынок труда".

Большое спасибо за активное участие об отзывах сотрудников о нашей компании на открытых площадках интернет-ресурсов.


Оценка проводилась в три этапа.

1 этап — HR-анкетирование. HR-специалисты проходят профессиональное анкетирование. Его результаты позволят оценить эффективность деятельности HR-команды компании, уровень ее развития и сравнение с конкурентами в отрасли. Полученные данные ложатся в основу первого критерия оценки компании — участницы Рейтинга. Значение равно от 0 до 100. Оценка HR-специалистов составляет 20% в итоговом балле компании — участницы Рейтинга.

2 этап — Опрос eNPS сотрудников. Компании — участницы Рейтинга организовывают онлайн-опрос своих сотрудников. Он позволяет собрать объективное мнение команды о действующем работодателе, определить уровень лояльности к нему и готовность рекомендовать его как будущее место работы для своих близких. Каждый вопрос предполагает ответ-оценку по шкале от 0 до 10. По итогам исследования система классифицирует каждого участника опроса по наиболее популярным видам оценок: промоутеры, нейтралы или критики. Опрос eNPS сотрудников составляет 40% в итоговом балле компании — участницы Рейтинга.

3 этап — Оценка соискателей hh.ru. В оценке бренда работодателя компании — участницы Рейтинга задействованы и внешние респонденты — соискатели с hh.ru. Каждый из них может пройти опрос и проголосовать только за 3 компании в каждой отрасли, которых считают привлекательными работодателями. Опция доступна для одного пользователя hh.ru всего один раз, чтобы обеспечить чистоту результатов. Оценка соискателей составляет 40% в итоговом балле компании — участницы Рейтинга.

23179772.7.png

Подробнее о методологии оценки компаний и подсчете результатов — на rating.hh.ru.

Вам также может быть интересно
Мы все в ответе за что-то. Российский и мировой рынок стали: 18-25 февраля 2024 г.
03.03.2024
Мы все в ответе за что-то. Российский и мировой рынок стали: 18-25 февраля 2024 г.
Прошедшая неделя на мировом рынке стали ознаменовалась понижением цен, причем эпицентрами этого процесса выступили Китай и Европа. В то же время, отечественные производители стальной продукции, наоборот, планируют повышение в ряде секторов в марте. Находящийся пока что вне этой тенденции горячекатаный прокат, по-видимому, совершит свой подъем в апреле.

По-видимому, четыре месяца функционирования в условиях высоких процентных ставок не привели к падению российской экономики. Во всяком случае, большинство участников рынка ожидают достаточно выраженного оживления и сезонного увеличения спроса на стальную продукцию. Будем надеяться, что в итоге они не будут разочарованы.

Безусловно, дорогие деньги оказывают негативное влияние на бизнес. Но российские компании, закаленные предыдущими кризисами, очевидно, выдерживают с честью и это испытание. Стройка, сохраняющая набранную в прошлом году инерцию роста, государственные проекты, госзаказ и поддержка промышленности льготными кредитами, судя по всему, обеспечат достаточно благоприятную экономическую обстановку.

По крайней мере, согласно данным опроса, который ежемесячно проводит Банк России, Индикатор бизнес-климата (ИБК) в феврале показал небольшой рост по сравнению с началом года. Текущая оценка практически на нуле (-0,1 пункта), но ожидания достигли 15,0 пунктов, одного из наивысших показателей за последние десять лет.

Правда, в последнее время неожиданно вспыхнул, казалось бы, давно угасший интерес к результатам приватизации 90-х гг. Генпрокуратура РФ подала иски о возвращении в собственность государства Челябинского электрометаллургического комбината (ЧЭМК) и двух других заводов, которые в совокупности производят около 80% ферросплавов в России, а также Ивановского завода тяжелого станкостроения (ИЗТС). Еще один станкостроительный завод в Ульяновске поступил под временное управление Росимущества.

В принципе, подобные операции проводились и раньше. Так, можно вспомнить о Соликамском магниевом заводе, который в конце 2023 г. перешел под контроль Росатома, Башкирской содовой компании, Ростовском оптико-механическом заводе и других предприятиях. Просто как-то пошло кучно.

С одной стороны, использование в качестве аргумента для смены собственника нарушений 25-30-летней давности выглядит как-то странновато. Для российского бизнеса уязвимость перед административным произволом и рейдерством вообще является большой проблемой и больным вопросом. Неуверенность в будущем порождает «временщиков», озабоченных лишь тем, чтобы урвать что-то сегодня, не думая о завтрашних последствиях, потому что этого «завтра» для них может не наступить. Не зря в РСПП озаботились разработкой критериев деприватизации. Четких, недвусмысленных и, главное, соблюдаемых.

В то же время, с другой стороны, в «деприватизации» прослеживается система. Из бизнеса в важных для государства отраслях без особых церемоний выбрасывают нерадивых хозяев или, наоборот, слишком хитрых, ничего не вкладывающих в развитие и выводящих средства за рубеж. На последнем, например, согласно данным «Коммерсанта», погорели владельцы ЧЭМК.

В некоторых случаях вмешательство государства определенно запоздало. Так, по данным того же «Коммерсанта», ИЗТС давным-давно не занимается изготовлением станков, а лишь сдает площади в аренду. Хотя, наверное, лучше поздно, чем никогда, как сказал один гражданин, опоздавший на поезд.Зачастую предприятия отбираются у иностранных собственников, после определенных колебаний решивших все-таки соблюдать антироссийские санкции. Так, например, случилось с Ульяновским станкостроительным заводом, который был запущен в 2015 г. германо-японской группой DMG MORI.

Если эта тенденция получит продолжение, а так оно, скорее всего, и произойдет, можно сказать, что российские власти приступили к воспитанию в предпринимателях чувства ответственности, демонстрируя им весьма хлесткий кнутик. С другой стороны, в пряниках сегодня тоже нет недостатка. В частности, по словам участника одного перспективного проекта, региональные отделения ФРП сейчас достаточно активно предоставляют финансирование под создание новых производств в приоритетных отраслях.

Об ответственности бизнеса шла речь и на конференции «Региональная металлоторговля России» в середине февраля. Предметом дискуссии, получившей затем продолжение, стали взаимоотношения между металлургическими компаниями, с одной стороны, и независимыми дистрибьюторами и производителями труб, с другой. А причиной конфликта — тот неприятный факт, что уже несколько месяцев труба на российском рынке стоит дешевле рулона, из которого она изготовляется, а металлотрейдеры продают на споте арматуру или горячекатаный прокат по меньшим ценам, чем те, по которым получают эту продукцию с заводов.

Рынок всегда отличается волатильностью, так что на нем всякое бывает. Но когда подобная ситуация сохраняется на протяжении почти полугода, это уже система. У всех сторон есть обоснованные претензии друг к другу. Трейдеры обвиняют производителей в том, что торговые дома металлургических компаний устанавливают заниженные цены и тем самым погружают в убытки их бизнес, а металлурги напоминают, что они начали сами заниматься сбытом не от хорошей жизни.

По первому впечатлению, в нынешней ситуации этот конфликт неразрешим. По двум объективным причинам. Во-первых, играть по правилам мешает встречающаяся "кое-где у нас порой" психология временщиков, когда любые правила нарушаются, если есть возможность получить какую-то выгоду прямо сейчас. Вспомним, например, историю дестабилизации рынка арматуры осенью прошлого года. Это, кстати, в полной мере относится к потребителям, готовым покупать заведомо некачественную продукцию, лишь бы дешево.

Во-вторых, на российском рынке существует хроническая и неустранимая проблема избытка предложения. Излишки проката, труб постоянно появляются у производителей и в складских запасах. Особенно актуально это сейчас, когда сократился экспорт. Продукции слишком много, а вот спрос недостаточный. Между прочим, ценовые конфликты металлургов и металлотрейдеров начались именно в то время, когда Банк России резко взвинтил процентные ставки. Интересно, это совпадение или все-таки нет?

Во многих странах цены на спотовом и первичном рынке достаточно серьезно различаются. Например, в Европе в середине февраля трейдеры продавали горячекатаный лист толщиной 4 мм по 820-830 евро за т CPT, причем жаловались на падение из-за слабого спроса. Однако даже если они сформировали свои запасы уже в начале текущего года в условиях растущего рынка, данную продукцию они получали от комбинатов примерно по 700-750 евро за т EXW плюс 15-20 евро за доставку на склад.

Однако на российском рынке уже достаточно давно возникла ситуация, когда заводские и спотовые цены сблизились чуть ли не до полного равенства. И уйти от этого нельзя — разве что, торговые дома комбинатов первыми начнут продавать стальную продукцию с весомой премией к первичному рынку, которая покрыла бы расходы на организацию сбыта. Из-за этого металлотрейдеры получают прибыль, в основном, на волатильности, а также во время подъемов, когда интенсивный потребительский спрос позволяет всем поднимать цены и в целом неплохо зарабатывать. Характерный пример такого «голубого океана» - лето и начало осени 2023 г.

Даже несмотря на достаточно благоприятные прогнозы на текущий год, рассчитывать на повторение прошлогоднего «Эльдорадо» сложно. Все-таки высокие ставки существенно снижают хозяйственную активность. И весьма велика вероятность, что российский рынок стальной продукции, с осени прошлого года находящийся в состоянии избытка предложения, так из него и не выйдет. В таком случае конфликт будет продолжаться, приводя к дальнейшей консолидации, сокращению производства и прочей чрезвычайщине.

Исправить создавшееся положение может только хороший здоровый рост на споте при условии, что ФАС и Минпромторг не позволят металлургам слишком уж сильно задирать цены на первичке. Для этого нужны относительно стабильные, а лучше — снижающиеся цены на сырье. И кстати, последнее вполне реально. По крайней мере, металлолом весной должен подешеветь, а стоимость ЖРС в России в значительной мере зависит от состояния мирового рынка, где сейчас наблюдается спад.

В Китае после новогодних праздников вместо ожидавшегося роста произошло понижение. Биржевые котировки на стальную продукцию за неделю опустились более чем на $10 за т, а железная руда впервые с октября прошлого года упала до менее $120 за т CFR, при том, что на пике подъема в начале января она превышала $140 за т.

Конечно, очень может быть, что в конце февраля — начале марта китайский рынок развернется в сторону повышения. Все-таки стройка там постепенно выходит из праздничной паузы. Но значительного роста, скорее всего, не произойдет. Разве что, на сессии Всекитайского собрания народных представителей, что состоится в первой половине марта, будут приняты и, главное, немедленно воплощены в жизнь некие радикальные решения по стимулированию экономики. Но верится в это слабо.

Китай за последние четверть века приучил всех к сверхвысоким темпам экономического роста, а когда экспансия по объективным причинам уперлась в потолок, просто нормальное устойчивое развитие воспринимается как неудача. К тому же, проблемы в стране реально есть, прежде всего, в строительном секторе. Рано или поздно перед китайскими металлургами встанет задача сокращения объемов выплавки стали, а тогда неизбежно подешевеет и железная руда.

Но это произойдет когда-то в неопределенном будущем. А пока что металлотрейдерам остается только терпеть и надеяться на весну.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
А платить кто будет? Российский и мировой рынок стали: 11-18 февраля 2024 г.
02.03.2024
А платить кто будет? Российский и мировой рынок стали: 11-18 февраля 2024 г.
Пожалуй, важнейшим экономическим событием прошедшей недели стало событие несостоявшееся. Банк России не изменил ключевую ставку, оставив ее на уровне 16%. И как заявили банкиры, этому еще радоваться надо. Потому как могли и поднять...

Как заявила глава ЦБ Эльвира Набиуллина, процесс снижения ставки, скорее всего, начнется только во второй половине текущего года. Надо понимать, этот процесс будет не быстрым. Повторения 2014—2015 гг., когда ставку довольно быстро опустили от 17 до 11%, по-видимому, не произойдет. Таким образом, экономике придется еще весьма долго жить (точнее, прозябать) с дорогими деньгами.

На конференции “Региональная металлоторговля России”, которая состоялась в Сочи на прошлой неделе, отмечалось, что высокие кредитные ставки оказывают заметное и очевидное негативное влияние на экономику. Отечественный металлоторговый бизнес уже испытал эту объективную реальность во всех ощущениях.

Прежде всего, повышение ставок разгоняет инфляцию, хотя по учебнику теоретически должно ее тормозить. Это легко объясняется тем, что компании вынуждены включать в свои затраты возросшие расходы по облуживанию кредитов и, соответственно, поднимать цены, чтобы не остаться в убытке.

Собственно, металлургические компании настроены на увеличение стоимости стальной продукции во втором квартале. Не менее сильные стимулы для повышения цен имеют производители труб и независимые дистрибьюторы, которые сегодня зачастую вынуждены продавать металл дешевле, чем получают его с комбинатов.

Правда, повышенные процентные ставки действительно могут сдержать этот проинфляционный ценовой рост, если к тому времени обрушат спрос. Основания для такого вывода есть. Как также отмечалось на конференции, очень многие компании отменили или отложили до лучших времен инвестиционные проекты, приостановили закупки оборудования. Между тем, увеличение инвестиций в основной капитал в 2023 г. более чем на 20% по сравнению с предыдущим годом стало одной из важнейших причин рекордного роста металлопотребления.

Вообще, вопрос о весеннем спросе на стальную продукцию интересовал на конференции всех. Представители металлургических компаний, по большей части, были настроены оптимистично. Да, из-за высоких ставок упали продажи недвижимости. Однако у девелоперов есть очень большой задел действующих строек, оставшихся с прошлого года. К этому надо добавить финансируемые государством инфраструктурные проекты, реконструкцию ЖКХ, значительный рост интернет-торговли, требующий создания обширной сети крупных логистических центров.

Как сообщил президент на совещании по поддержке инвестиционных проектов в российской промышленности, Россия будет продолжать расширять механизмы поддержки в этом секторе, чтобы во всех регионах модернизировались и открывались новые производства, появлялись современные, хорошо оплачиваемые рабочие места. На прошлой неделе также прозвучало предложение о докапитализации Фонда развития промышленности. Так что, совсем без заказов российские металлурги не останутся.

В то же время, некоторые металлотрейдеры, у которых большинство клиентов и не мечтают о господдержке, опасаются, что экономика (точнее, та ее часть, которая не имеет доступа к льготному финансированию) реально замедляется. Поэтому именно на споте видимый спрос может оказаться ниже ожидаемого. Впрочем, металлурги этот вариант, похоже, тоже учитывают и пока не стремятся наращивать объемы производства.

В общем, полной ясности нет. Большинство специалистов, выступавших на конференции, прогнозируют на текущий год небольшое расширение российского металлопотребления по сравнению с 2023 г. Но как оно будет в действительности, весна покажет. По крайней мере, вероятность повторения прошлогоднего подъема невелика.

Еще одной негативной тенденцией российского рынка стальной продукции сегодня является дороговизна логистики. Все ощущают дефицит автостранспорта и нехватку водителей, а с железнодорожными перевозками вообще беда. Это приводит к тому, что рынок “локализуется”. Стало не выгодно отправлять стальную продукцию на значительные расстояния. По этой причине, в частности, стоимость проката и стальных труб в различных регионах может весьма существенно разниться. Раньше этого не было.

Понятно, что РЖД в настоящее время тратит очень значительные средства на расширение железнодорожной сети. И деньги на эти цели берутся с грузоотправителей, потому как с кого их еще брать? Но в этой связи вызывают некоторую опаску планы правительства по строительству высокоскоростных магистралей. Безусловно, это дало бы хороший толчок отечественному машиностроению и весомую прибавку к видимому спросу на стальную продукцию. Однако суммы там триллионные, и сразу возникает вопрос: “А платить кто будет?”

Здесь в очередной раз возникает дилемма “естественных монополий”. С одной стороны, Россия - страна большая, расстояния у нас огромные. Поэтому дешевая логистика жизненно важна для нормального функционирования экономики. А так как российские компании несут повышенные издержки, связанные с климатом и географией, их затраты на газ, электроэнергию, топливо должны быть ниже мировых.

В то же время, с другой стороны, “естественные монополии” у нас живут по рыночным законам и должны, как минимум, не быть убыточными, а как максимум, еще и финансировать свои программы развития, хотя бы частично. А значит, им надо собирать эти суммы с потребителей их услуг.

Рост тарифов “естественных монополий” - это тоже мощный проинфляционный фактор. Но какие есть альтернативы? Дотировать их напрямую из госбюджета - то еще удовольствие. Страны Западной Европы, столкнувшиеся с аналогичной проблемой в 70-80-е гг. ХХ века, предпочли все приватизировать. Получилось, прямо скажем, так себе. У нас с приватизацией уже наигрались в 90-х. Как говорится, спасибо, больше не надо.

Теоретически, есть еще один вариант. Пусть нашу экономику субсидируют иностранные покупатели российских ресурсов. Однако они и так это делают. А налоги и пошлины с экспорта нефти и газа расходуются на различные важные цели. И забрать оттуда лишний триллион вряд ли реально.

Выходит, дорогостоящая логистика в России - это тоже достаточно долгосрочный тренд, точно так же, как и дорогие кредиты. Как то придется с этим жить.

Мировой рынок стали в обозримом будущем российской металлургии не поможет. Нет там сейчас ни спроса, ни цен. В ближайшее время, после завершения новогодних праздников в Китае и других странах Восточной Азии, возможен небольшой рост на Дальнем Востоке. Однако он, скорее всего, будет сопровождаться подорожанием железной руды. И вообще, в продолжительный подъем спроса и цен как-то не верится.

Вообще, нынешняя ситуация на мировом рынке стали сильно напоминает начало 2016 г. Тогда китайские компании тоже заполонили весь мир своей дешевой стальной продукцией, которая не находила достаточный спрос внутри страны. В марте 2016 г. на сессии Всекитайского собрания народных представителей были приняты важные решения о стимулировании экономического роста. В частности, власти отказались от попытки сдержать спекулятивный подъем на рынке недвижимости и дали ему зеленый свет. Вот тогда и китайский, и мировой рынок стали сразу ожили.

Сейчас, восемь лет спустя, ситуация выглядит совсем иной. Программа радикальной модернизации китайской промышленности в целом выполнена. Крупные инвестиции вкладывались в прошлом году только в солнечную и ветряную энергетику, но с довольно скромными результатами в плане генерации электроэнергии.

Китайское жилищное строительство уже полтора года находится в кризисе, причем по вполне объективным причинам. Его можно реанимировать разве что крупными денежными вливаниями извне. Но тут опять возникает все тот же вопрос: “А платить кто будет?” Китайское государство, конечно, не бедное, но лишних сумм требуемого масштаба у него, наверное, не найдется.

Поэтому продолжение депрессии на мировом рынке стали при относительно высокой стоимости сырья пока видится наиболее вероятным вариантом. А вот на российском, наоборот, просматривается весенний рост, который, правда, потребует устойчивого спроса.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Куда девать и куда деваться? Российский и мировой рынок стали: 4-11 февраля 2024 г.
01.03.2024
Куда девать и куда деваться? Российский и мировой рынок стали: 4-11 февраля 2024 г.
На прошлой неделе политические события, конечно, привлекли к себе большее внимание, чем экономические. Тем более, что на мировом рынке стали в последние дни перед Новым годом по китайскому календарю вообще не происходило ничего выдающегося. Хотя поговорить всегда есть о чем.

Прежде всего, в начале февраля вышел отчет Росстата «Социально-экономическое положение России» за 2023 г. Темпы роста ВВП указаны в нем на уровне 3,6%. Это реально много — самый высокий показатель с 2011 г., если не считать 5,6% в 2021 г., после ковида.

Как и тогда, рост в 2023 г. в значительной мере имел восстановительный характер. Некоторые отрасли, например, автомобилестроение, показали солидную прибавку по сравнению с 2022 г., но пока сильно отстают от докризисного уровня. Однако в прошлом году были свои характерные особенности.

В 2023 г. основной вклад в экономический рост внес реальный сектор. Обрабатывающая промышленность продемонстрировала прибавку на 7,5% против 5,0% в 2021 г., а строительство — 7,9% против 6,0%. Безусловно, одним из наиболее динамичных секторов является сейчас оборонная промышленность, но немалую роль в достижение прошлогодних показателей внесли и некоторые гражданские отрасли — инфраструктурное строительство, машиностроение, производство электроники и некоторые другие.

По данным «Северстали», металлопотребление в российской экономике увеличилось в прошлом году на 7% по сравнению с 2022 г. и достигло 46,3 млн. т. Это рекордный показатель как бы не с 90-х гг. прошлого века. Причем тогда оно падало, а сегодня — растет. Наибольшие темпы роста продемонстрировали машиностроение (+14%) и строительство инфраструктуры (+13%). При этом энергетика показала спад на 5% вследствие сужения добычи газа и нефти, а также сокращения инвестиционных программ крупнейших нефтегазовых компаний.

Можно ожидать, что те сектора, что были наиболее успешными в прошлом году, сохранят свои позиции и в текущем. Более того, мы начали получать первые результаты от крупных импортозамещающих проектов, что стартовали в самые сложные месяцы в середине 2022 г. или были вынуждены тогда переориентироваться на новых поставщиков оборудования. Впрочем, наиболее массовый ввод в строй новых производственных мощностей должен произойти в 2025-2026 гг.

В российской экономике становится меньше «рынка» и больше государственного начала. Прежде всего, это касается крупной промышленности и крупнейших инфраструктурных проектов. Очевидно, и в текущем году концентрация продолжит расти. Перефразируя классику, крупные станут еще крупнее, а их доля в экономике станет еще больше. Ведущие государственные и частные корпорации будут обеспечивать львиную долю экономического роста, притягивая к себе все больше финансовых, материальных и кадровых ресурсов.

В то же время, малый и средний бизнес остается в «рыночном» пространстве. Его функция очень важная, он обеспечивает гибкость экономики и быстро реагирует на всевозможные изменения. Но и несет основные потери от повышения процентных ставок. По мнению экспертов, дальнейшего их повышения уже не будет, но снижаться они будут медленно и неохотно. По той печальной причине, что государство, активно развивая экономику и выделяя триллионные средства на приоритетные проекты, одновременно раскручивает инфляционные процессы.

Поэтому весной оживление спроса на стальную продукцию на отечественном рынке, скорее всего, произойдет. Но этот процесс будет сильно выборочным. Потребление будут обеспечивать деньги государства и крупнейших компаний. Остальным придется играть роль доноров для бюджета и полигона для отработки мер Банка России по борьбе с инфляцией.

Вполне вероятно, что и такого спроса хватит для того, чтобы металлургические компании приняли решения о повышениях цен на различные виды стальной продукции — не в марте, так в апреле. Вариант с отсутствием заметного оживления весной, избытком предложения стальной продукции и ценовым обвалом тоже надо учитывать, но пока что он выглядит менее вероятным. По крайней мере, в начале года металлурги пошли на добровольное сокращение объемов выпуска.

Вообще, российский рынок стали находится под постоянным риском перепроизводства. По данным Worldsteel, в 2023 г. в стране было выплавлено без малого 76 млн. т стали. И хотя внутреннее потребление продолжает расширяться, около 30 млн. т в год необходимо так или иначе пристраивать за рубежом.

Как отметил на Международном форуме РСПП председатель Совета директоров «Северстали» Алексей Мордашов, российским металлургам необходим доступ на зарубежные рынки. При этом за два года так и не удалось создать полноценный механизм международных расчетов, способный вывести российские компании из режима западных санкций.

Хотя Bloomberg, на который любят ссылаться некоторые российские ресурсы, - это та еще информационная помойка, специализирующаяся на фейковых вбросах, проблемы с платежами и расчетами действительно серьезные и проявляются то в Турции, то в странах Центральной Азии, то еще где. Обычно выходы находятся, но осадочек остается.

Впрочем, экспортные трудности российских компаний объясняются не только санкциями и логистикой. Текущая конъюнктура на мировом рынке стали оставляет желать много лучшего. Как раз в начале февраля на нем прекратились все повышательные процессы. После прохождения пика начался спад в США. Европейские производители листового проката уперлись в потолок, вызванный относительно низким реальным потреблением и завершением процесса пополнения запасов. Турецкие металлурги смогли избежать удорожания металлолома, но не в состоянии увеличить стоимость стальной продукции.

Китайские компании в этом году не стали устраивать тотальную распродажу перед праздниками, но цены на стальную продукцию у них понизились и на внутреннем рынке, и на экспорте. Скорее всего, во второй половине февраля, отгуляв новогодние каникулы, они поднимут котировки, но вероятность сильного и продолжительного подъема невелика.

Конечно, самой тяжелой гирей на ногах китайского рынка стали является жилищное строительство. По оценкам S&P Global Platts, его доля в национальном потреблении стальной продукции сократилась от 36,2% в 2020 г. до 30,5% в 2023 г. А на 2024 г. прогнозируется снижение этого показателя до 29,5%. При этом видимое потребление уменьшится до 268 млн. т по сравнению с 280 млн. т в 2023 г. Что-либо здесь изменить очень сложно. Сектор действительно был сильно перегрет, поэтому сейчас остается только понемногу спускать этот пузырь, чтобы он сам не лопнул с громким хлопком.

Но главный изъян, похоже, заключается в хроническом избытке предложения стальной продукции в Китае. Отрасль с 2017 г. прошла беспрецедентную модернизацию, в ходе которой была заменена чуть ли не треть мощностей по производству стали и проката. В меньших масштабах этот процесс будет продолжаться до конца десятилетия, как минимум. В результате Китай сейчас обладает прекрасной, современной металлургической промышленностью, которая производит немного больше стали и проката, чем требуется.

В прошлом году нетто-экспорт стали в Китае достиг 82,62 млн. т, что более чем на 30 млн. т превысило уровень годичной давности (51,36 млн. т). Производство, в конечном итоге, практически повторило показатель 2022 г. (1019 млн. т). Но в финансовом плане год оказался неудачным для металлургических компаний, многие из которых завершили его с убытками из-за низких цен на прокат и высоких — на сырье. Тем не менее, никто особенно не сокращал производство стальной продукции до декабря. И то, им это не помогло выправить не выгодное для них ценовое соотношение.

Вполне вероятно, что и в текущем году избыток производственных мощностей будет оказывать давление на стоимость стальной продукции в Китае. А при его статусе крупнейшего экспортера этот фактор будет ограничивать рост и на мировом рынке. Где тоже существует проблема избыточного предложения. В последние годы ряд стран ввели в строй новые мощности по производству стали и проката, превратившись из импортеров в экспортеров. А вот новых крупных покупателей, увы, не появляется.

Так что, не будет у российских металлургов в ближайшем будущем расширения экспортных поставок. Придется рассчитывать только на продолжение роста отечественного металлопотребления. Деваться-то некуда!..

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»